Повсеместно — и с корнями

Более 300 деревьев ташкентского вагоноремонтного депо находятся под угрозой уничтожения
Зеленая зона депо. Фото автора

В Ташкенте продолжается вырубка зеленых зон: теперь застройщики при поддержке городского и районного хокимов (глав администрации) нацелились на «полосу отвода» железной дороги единственного в столице вагоноремонтного депо. И это при запрете на данные действия со стороны Ботанического сада, одной из функций которого является выдача или отказ в разрешении на вырубку или пересадку деревьев в городе. О том, как происходил отъем земли с зелеными насаждениями, и почему данная акция является незаконной — в материале «Ферганы».

Санитарно-защитная зона площадью в 0,5 гектара находится на территории Филиала по технической, технологической подготовке пассажирских поездов в рейс (ВЧД-2) АО «Узбекистон темир йуллари» («Железные дороги Узбекистана») или, попросту говоря, вагоноремонтного депо, расположенного вдоль Малой кольцевой дороги. В 2011 году силами сотрудников депо в этой зоне было высажено 230 штук сосны эльдарской и 80 штук можжевельника виргинского, то есть всего — 310 деревьев.

В декабре 2018 года вышло решение хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева за номером 1832, согласно которому «в целях исполнения протокола выездного заседания Кабинета Министров за № 01-05/121-1 ­от 28 июля 2018 года, посвященного вопросам строительства и благоустройства в Ташкенте, рассмотрев обращение ООО ''ВМВ Trade Group”» мэр узбекской столицы постановил «выделить 0,2 га для строительства офисного здания на постоянное пользование в Яккасарайском районе по улице Кичик халка йули (Малая кольцевая дорога)».

А месяцем ранее появилось аналогичное решение хокима Яккасарайского района, на территории которого находится депо, за номером 904 — о выделении 0,3 гектара земли санитарно-защитной зоны компании «Apple Trade Group» под строительство молодежного центра. И если судить формально, то по закону «О государственной власти на местах», хоким города «вправе предоставлять земли во владение, пользование и в аренду предприятиям, учреждениям, организациям, дехканским хозяйствам, гражданам, прекращать права владения и пользования землей этими субъектами, а также осуществлять изъятие земель с последующим утверждением принятых решений соответствующим Кенгашем народных депутатов». Но аналогичных прав по закону «О земле» у хокима городского района нет.

Да и законность решения хокима города у юристов ВЧД-2 вызывает большие сомнения, поскольку, во-первых, как отмечено выше, оно должно было быть утверждено Кенгашем народных депутатов. Однако такое утверждение руководству депо представлено не было.

Во-вторых, согласно постановлению президента Узбекистана «О мерах по кардинальному совершенствованию порядка предоставления земельных участков в постоянное пользование для осуществления предпринимательской и градостроительной деятельности», «предоставление юридическим и физическим лицам земельных участков в постоянное пользование для осуществления предпринимательской и градостроительной деятельности производится посредством электронного аукциона через единую электронную торговую площадку «Е-IJRO AUKSION». Однако в решении хокима об электронном аукционе даже не упоминается.

Собственно, отдавать кому бы то ни было «полосу отвода» железной дороги администрация города в принципе была не вправе. Ширина санитарно-защитной зоны депо — 25 метров, а по «Санитарным правилам и нормам планировки и застройки населенных мест Узбекистана (СанПиН РУз № 0339-16) минимальная площадь озеленения санитарно-защитной зоны шириной до 300 метров составляет 60%. К тому же, в соответствии с действующими Градостроительными нормами и правилами, «жилую застройку необходимо отделять от железной дороги санитарно-защитной зоной шириной в 100 м, считая от оси крайнего железнодорожного пути». А через дорогу от депо стоят 9-этажные жилые дома.

Внутри зеленой зоны депо

И последнее: по закону «Об экологической экспертизе», «проведение государственной экологической экспертизы является обязательным при выборе земельных участков под все виды строительства». Была ли проведена такая экспертиза? Руководству депо о ней ничего неизвестно.

По словам юриста ВЧД-2 Сайеры Усмановой, на сегодняшний день уже прошли заседания и в гражданском, и в административном, и в экономическом судах. Около двух месяцев назад слушания состоялись в Верховном суде. Общий вердикт всех инстанций — иски застройщиков удовлетворить, а жалобы депо отклонить. Основанием для таких решений стало то, что у ВЧД-2 на данную зеленую зону нет права собственности, поскольку оно вовремя не оформило необходимый кадастровый документ. Получается, что этот участок земли является бесхозным, хотя, как было отмечено выше, все 310 деревьев были высажены и выращены сотрудниками депо.

«Несмотря на решение Верховного суда, мы не отчаиваемся и продолжаем борьбу за эти деревья, — рассказывает Усманова. — Недавно работники депо обратились к президенту республики. И вскоре из его аппарата и Ташкентского городского комитета по охране природы пришел одинаковый ответ: все деревья санитарно-защитной зоны вырубать, либо пересаживать запрещено».

При этом решения городского и районного хокимов не отменены, поэтому, по мнению Усмановой, застройщики сейчас заняли выжидательную позицию в надежде, что вся эта долгоиграющая история вскоре забудется, и они смогут осуществить свои первоначальные планы.

Атыргуль Халмурзаева

«К нам с просьбой оценки значимости зеленой зоны обратился директор ВЧД-2 М. Косимов, — рассказывает ведущий специалист, главный дендролог Ботанического сада Атыргуль Халмурзаева. — После чего мы выехали на место и установили: согласно введенному с республике с 1 ноября 2019 года по 31 декабря 2020 года мораторию на вырубку деревьев, уничтожать зеленые насаждения на территории санитарно-защитной зоны депо запрещено. Но и пересаживать эльдарские сосны высотой от 4 до 6 метров, равно как и виргинский можжевельник высотой от 3 до 4 метров нельзя, поскольку в таком случае более 50% из них погибнут».

По существующим в республике нормативам, пересаживать с корнями деревья можно, если их возраст не превышает шести лет. В данном же случае возраст деревьев, по оценке специалистов Ботанического сада, составляет от 14 до 16 лет. И если в Европе с высокой влажностью воздуха и почвы пересаженные насаждения такого возраста приживаются, то в условиях сухого, жаркого климата Узбекистана — нет. О чем специалистами Ботанического сада было вынесено соответствующее заключение.

Пересаженные и высохшие деревья

«29 сентября на телеканале «Ташкент» в прямом эфире прошла передача «Murosai madora» («Сила компромисса», — прим. авт.) с участием застройщиков, депутатов, руководства депо и представителей нашего сада, — продолжает Халмурзаева. — И я тогда сказала: посмотрите, сколько на территории депо растений, и все они выделяют фитонциды, которые убивают бактерии и даже туберкулезные палочки, также эти растения выделяют кислород, который, особенно сейчас, в период пандемии, так необходим Ташкенту, который и так уже максимально оголили.

Рядом с депо построено много жилых домов, рядом с которыми почти все деревья были вырублены. И, кстати, везде участвует хоким города. А между тем соседство с этими домами вагоноремонтного депо для их жильцов очень вредно, и зеленая зона как раз обеспечивает шумоизоляцию и поглощает дым и копоть. Я и об этом сказала, но все присутствовавшие депутаты благополучно промолчали, а застройщики даже смеялись. Я сказала: «Как вам всем не стыдно? Пусть вас за все эти растения Бог накажет!»

По словам Халмурзаевой, в Ботанический сад периодически обращаются застройщики с просьбой разрешить на месте строек либо вырубку (до введенного моратория), либо пересадку деревьев, и всякий раз она им отказывает. Но, невзирая на это, повсеместно деревья продолжают уничтожаться.

«Я вам так скажу: несмотря на наши запреты, когда никто не видит, застройщики все равно выкорчевывают деревья и в разные места города их пересаживают. И потом все они засыхают, — констатирует Халмурзаева. — При этом сохнут и саженцы. Так, весной 2019 года в Ташкенте по инициативе хокима города прошла акция «Яшил ташаббус» («Зеленая инициатива») по высадке декоративных и фруктовых деревьев. При этом на закупку нескольких сот тысяч саженцев были затрачены миллиарды бюджетных средств. И в результате за отсутствием надлежащего ухода большинство из них погибло».

Напомним, на данный момент также под угрозой уничтожения находится парк «Матери и ребенка», расположенный в центре Ташкента. На его территории казахстанский «Тенге банк» намеревается построить свое 22-этажное офисное здание.

  • Как жили люди в Афганистане за две недели до «талибского эмирата»

  • Как цены на сельхозпродукты в Узбекистане отличаются от стоимости тех же фруктов и овощей в России?

  • Сель в Алматы в 1921 году: как это было и возможно ли повторение

  • Один из флагманов экономики Узбекистана рассчитывает увеличить прибыль за счет новых месторождений и цифровых технологий