По ту сторону двери

Вторая волна пандемии COVID-19 вызвала в Узбекистане реальную панику
Предупреждение о карантине в Узбекистане. Фото с сайта Daryo.uz

Узбекистан переживает вторую волну коронавируса (по крайней мере, об этом заявило правительство страны). Самый сильный удар приняла столица. Система здравоохранения оказалась к этому не готова, за что мэр Ташкента Джахонгир Артыкходжаев и министр здравоохранения республики Алишер Шадманов получили по выговору от президента.

На совещании 20 июля Шавкат Мирзиёев сообщил, что за последние дни число заболевших в стране превысило две тысячи человек, причем почти 60% из них – жители Ташкента и Ташкентской области. В этой связи все поликлиники столицы переведены на круглосуточный режим работы. Выяснилось, что до этого многие из них принимали пациентов лишь в первой половине дня (роскошь в период пандемии). Медиков, работающих непосредственно с инфицированными COVID-19, поощрят дополнительно. А чтобы не допускать задержек с зарплатой, решено в каждом медучреждении организовать банковскую кассу. Теперь наверняка в финансовых организациях возникнут трудности с отбором кассиров, которым придется отправиться в особо опасную зону. Но ведь в спецлагерь «Уртасарай» врачей смогли мобилизовать — под угрозой увольнения. Так что метод работает, проверено.

Между тем среди населения Узбекистана наблюдаются панические настроения. Многие люди по-настоящему почувствовали страх перед невидимым врагом. Еще бы – информация о 20-й жертве коронавируса появилась 25 июня (при том, что карантин длится с середины марта), а к 20 июля число смертельных случаев достигло 90. Больше трех летальных исходов в сутки в среднем, причем, судя по сообщениям в соцсетях, в статистику попадают не все случаи смерти от этой болезни. При таких делах любой кашель заставляет узбекистанцев обрывать телефон 103 и сметать с аптечных полок лекарства, которые в интернете советуют для лечения от COVID-19.

Стучаться в закрытую дверь

В госпитале в Узбекистане. Фото с сайта Qalampir.uz

Масла в огонь подливают «новости», распространяемые через социальные сети (причем зачастую от имени Специальной республиканской комиссии по борьбе с коронавирусом). Например, о том, что в Узбекистане с 15 июля еще больше закрутят гайки: запретят работу любых отраслей промышленности, полностью остановят движение автотранспорта, в городах введут комендантский час с 21:00. Будут работать только государственные клиники, аптеки и продуктовые магазины. И многие люди верят, что ужесточение карантина до такой степени вполне реально. Благо, власти поспешили официально опровергнуть такие сообщения, признав попутно фейками объявление субботы и воскресенья выходными днями абсолютно для всех с обязательной самоизоляцией и прекращением деятельности любых предприятий и слух о продлении карантина до 31 августа.

В период пандемии панические настроения усиливают даже привычные для узбекистанцев отключения воды и электричества. А вдруг это как-то связано с вирусом, а вдруг это навсегда?

Есть и страх неизвестности. Помнится, великий мастер саспенса, знаменитый режиссер Альфред Хичкок говорил, что больше всего его пугает закрытая дверь, потому что неизвестно, что за ней. Примерно с таким же чувством ужаса живут граждане, вынужденные ждать результаты тестов на COVID-19 неделю или даже больше. Государство признало эту проблему: не справляемся, мол, со спросом на анализы. Нет достаточного количества лаборантов и тест-систем. Но от признания людям легче не стало. Те, у кого проявились какие-то симптомы и кто сдал биоматериал, боятся общаться с родственниками и прочими окружающими – а вдруг у них обнаружат инфекцию? То есть из-за медлительности медиков число больных может вырасти в прогрессии.

По той же причине возникают огромные пробки на государственной границе. Водители фур жаловались, что в ожидании результатов живут в кабинах своих грузовиков на изнуряющей жаре по несколько дней. И опять же — в случае одного положительного теста в зоне риска оказываются десятки человек. Проблему решили, убрав лишнее звено. 20 июля на совещании под председательством главы государства было объявлено о новом порядке, согласно которому результаты будут отсылать напрямую обследуемому, минуя республиканский центр санитарно-эпидемиологического благополучия, без визы которого раньше документ хода не имел.

Президент на том же совещании еще раз призвал граждан не выходить на улицу, а врачей – постоянно консультировать людей, чтобы избавить их от страха неизвестности. «Пациент не должен оставаться дома один. Чтобы не было страха, нужно коммуницировать с ним. У каждого врача районной поликлиники есть телефон, верно? Если нет, то нужно обеспечить их телефонами для звонков. Выходить запрещается. Мы сами все привезем. Нужно это организовать. Если инфицированный выйдет на улицу, то риск заразить другого человека – 200%. Не нужно паниковать, нужно взять себя в руки», – сказал Мирзиёев.

Панацея от пандемии

Бригада скорой помощи в Кашкадарьинской области. Фото из телеграм-канала @ssvuz

О создании лекарства, эффективно побеждающего коронавирус, сообщают ученые разных стран – России, Китая, США. Но пока препарат не протестирован на людях. Следовательно, на данный момент средства от COVID-19 официально не существует. Тем не менее вовсю работают рекламщики, которым лишь бы сбыть «полезное лекарство». В условиях паники такой подход работает, и население сметает таблетки и микстуры, толку от которых — ноль.

По информации Telegram-канала Arzon Apteka, специализирующегося на изучении спроса узбекистанцев на лекарства, в первой половине июля арбидол в справочной аптек набрал 61 300 запросов, что более чем в 200 раз превышает показатели аналогичного периода предыдущего месяца. Стократно возрос спрос на эргоферон (около 20 000 запросов). Население также активно интересовалось наличием в продаже азитромицина, азимака и гроприносина.

И это при том, что эффективность этих лекарств не подтверждена. Напротив, еще в апреле китайские ученые провели эксперимент с арбидолом. Больных разделили на три группы: одной давали арбидол, другой – комбинацию лопинавир/ритонавир (антивирусное средство), третьей – плацебо. В результате ни одна группа исследуемых не ощутила улучшений состояния. Более того, у принимавших препараты зафиксировали побочные эффекты – тошноту, диарею, потерю аппетита. В общем, популярное в Узбекистане лекарство не только не лечит, но и калечит.

«Отличилось» и правительство республики, закупив в Японии крупную партию препарата авиган (фавипиравир), применявшегося, в частности, при лечении африканского вируса Эболы. Однако при коронавирусе он не столь эффективен. Японские специалисты опытным путем выяснили, что если в начале болезни применение ускоряло выздоровление, то использование на поздних сроках выявления инфекции — все равно что мертвому припарки. А вот российский исследователь, доктор медицинских наук Василий Власов рассказал о неблагоприятных «побочках». По его мнению, препарат особенно вреден для беременных, он может привести к уродству и даже смерти плода. Авиган предназначен не для широкого применения, потому и не зарегистрирован, скажем, в США, подкрепил свою мысль ученый. Впрочем, в Узбекистане нашли действиям властей оправдание, основанное на эксперименте японцев. По словам представителя республиканского штаба по борьбе с коронавирусом Ферузы Хамробоевой, лекарство можно использовать при легкой форме COVID-19, тогда как при тяжелой оно малоэффективно.

Впрочем, авиган не вошел в набор, который власти Узбекистана обещают бесплатно раздавать пациентам с коронавирусом, получающим лечение на дому. В комплект включили пять наименований: гидроксихлороксин, азитромицин, парацетамол, витамин С и одноразовые медицинские маски. Кроме того, в стране сформировали резерв лекарств, состоящий из 49 препаратов. На эти цели выделили 10 млрд сумов ($980 тысяч).

Важно помнить, что все рекомендации – это препараты, снимающие симптомы, помогающие сбить температуру или улучшить работу легких. Но они не избавляют от самого коронавируса. Лекарства от этой хвори еще не изобрели, и в ближайшие месяцы в продаже оно не появится.

Помоги себе сам

В госпитале в Узбекистане. Фото с сайта Qalampir.uz

Меж тем Узбекистан во второй волне коронавируса столкнулся не только с нехваткой медикаментов, но и с дефицитом кадров. Ранее власти предупреждали, что при резком увеличении заболевших их просто негде будет лечить. Но теперь выясняется, что и некому. Опять же наиболее остро проблема стоит в Ташкенте и Ташобласти. Власти обоих регионов объявили о срочном наборе медицинского персонала. В вакансии столичного хокимията подчеркнуто, что на высокооплачиваемые резервные рабочие места приглашаются даже те медики, кто по определенным причинам когда-то перешел трудиться в другую сферу. Коллеги из областной администрации предложили медсестрам следующие условия: график – 14 дней, зарплата – 15 млн сумов ($1470) в месяц. И это при средней зарплате по Ташкенту на уровне 3,7 млн сумов ($362).

Есть одно большое «но» в этом деле. Врачи жалуются, что власти не выполняют своих обещаний. В частности, сотрудники 10-й специальной бригады Центра скорой медицинской помощи опубликовали открытое письмо, в котором сообщили, что получают зарплату с задержками, за последние четыре месяца им не выплатили никаких премий. Более того, медлительность в расшифровке тестов ставит под угрозу не только здоровье самих борцов с COVID-19, но и членов их семей. Заболевшие медики также остаются без обещанной компенсации в 100 млн сумов ($9800). Как подсчитал врач, подхвативший коронавирус на работе, за четыре месяца государство задолжало ему более 177 млн сумов или свыше $17 тысяч (с учетом компенсации и поощрений). По его словам, коллеги писали в прокуратуру, омбудсмену, на портал президента, но безрезультатно.

Пока государство придумывает новые способы «стимулировать» врачей и собирает дополнительное ополчение медработников, узбекистанцы решили помогать себе самостоятельно. Известный блогер, автор проекта TROLL.UZ Умид Гафуров запустил в Telegram бот Yaqinlar («Близкие») для оказания помощи нуждающимся. Программа позволяет по ранее оставленным заявкам понять, кому в ближайшем районе нужна поддержка. Далее пользователь решает, что отправить тому, кому он решил помочь, – продукты, лекарства или просто деньги. За пару дней работы бота помощь получили свыше двух тысяч человек.

Еще один популярный блогер, исполнительный директор консалтинговой компании Smartgov Consulting Азиза Умарова совместно с благотворительным фондом Ezgu Amal собрала средства на покупку необходимых для тяжелобольных кислородных концентраторов. По словам Умаровой, 50 аппаратов уже закуплены в Китае и будут доставлены в республику в конце текущей недели, после чего их передадут врачам-волонтерам.

Многие медработники вызвались консультировать всех желающих. В Telegram студенты Ташкентского медицинского института Раджаб и Ильхом открыли горячую линию. За сутки им позвонили около тысячи граждан, ребята осуществили 15 выездов, чтобы сделать пациентам уколы. Позднее к ним присоединились еще несколько десятков студентов и практикующих врачей. В Сети появился ресурс «Помощь медиков», где специалисты оставляют свои контакты для консультаций. Врачи делятся рекомендации и в других соцсетях. Например, некоторые эксперты в Facebook советуют, какие конкретно лекарства и в какой дозировке употреблять при определенных симптомах, а что не стоит глотать ни в коем случае. В YouTube популярный в Узнете блогер Никита Макаренко запустил проект «Советы доктора Элизова», где про коронавирус рассказывает бывший ташкентец, ныне проживающий в Калининградской области РФ врач Игорь Элизов. Аналогичную программу с несколькими экспертами Tez Yordam («Скорая помощь») ведет на том же видеохостинге бывший пресс-секретарь президента страны Комил Алламжонов.

Но помощь не всегда приходит вовремя. На прошлой неделе от коронавируса скончался отец режиссера Сарвара Каримова. По его словам, семья пыталась вызвать скорую в течение нескольких дней. Но оператор колл-центра отвечал, что если у пациента температура, то машина не сможет приехать. «Я их тоже понимаю. У них ни лекарств, ни средств защиты. Не доверяйте официальной статистике, берегите себя и своих близких», – написал режиссер. Он добавил, что члены семьи, которые все стали зараженными, лечатся дома, не ожидая помощи от властей.

  • «Фергана» продолжает краудфандинговую кампанию. С надеждой на вашу поддержку

  • Дональд Трамп — как кандидат от «партии» американских религиозных фундаменталистов

  • Правозащитник Виталий Пономарев — об эволюции протеста в Туркменистане

  • Кто есть кто на государственных должностях в «постреволюционном» Кыргызстане?