Под центробежной силой

Жителей Душанбе выселяют на окраины ради помпезных новостроек
Проект сада "Истиклолият". Иллюстрация с сайта Today.tj

На днях опустели первые 25 частных жилых домов душанбинской махалли Ахрори и прилегающих к ней улиц старейшего квартала в центре столицы Таджикистана. Началось выселение жильцов из зоны частной застройки в районе Сино, расположенной буквально в паре сотен метров от шумной главной магистрали столицы проспекта Рудаки, за гостиницей «Авеста», киноконцертным комплектом «Кохи Вахдат» и педагогическим университетом. Но здесь до последнего времени была совершенно другая среда: узкие улочки, за заборами — раскидистые фруктовые деревья, тишина и прохлада. В старых одноэтажных домиках проживало уже третье и четвертое поколение душанбинцев, рядом можно было увидеть и особняки более состоятельных горожан. Из-за удобного расположения этот район облюбовали многие международные организации, арендовавшие тут офисы. Однако вскоре он исчезнет безвозвратно.

Здесь будут снесены около 300 частных домов и других сооружений. Делается это ради создания очередного монументального архитектурного комплекса с парком, который раскинется на 29 га. В огромном по масштабам столицы парке «Истиклолият» («Независимость») построят восьмиугольную пирамиду со 121-метровой башней, внутри которой расположатся музей, конференц-зал и прочее. Вокруг комплекса разобьют сады, установят фонтаны, еще будут водопад, беседки и другие изыски местных архитекторов.

Решение о сносе частных домов в этом районе было принято год назад: в апреле 2018 года мэр города Душанбе Рустам Эмомали издал указ об изъятии этой территории для госнужд с последующей передачей ее в земельный фонд столицы. Была создана комиссия, она приступила к рассмотрению правоустанавливающих документов на жилье и его оценке. К началу 2019 года комиссия определила цены на частные дома, расположенные по улицам Толстого, Турсунзаде, Носира, Раджабова, Рахимзода и Ойгул, 1-го проезда Шахобова, махалли Ахрори. Ожидается, что снос домов начнется в 2020 году.

Одна из улиц сносимой махалли. Фото "Ферганы"

Особенности местного сноса

Однако практически все жители возмущены заниженной оценкой их жилья, поскольку им была предложена компенсация в размере $600 за квадратный метр, в то время как рыночная цена жилья в центре Душанбе, по данным агентств по продаже недвижимости, составляет минимум $750-900.

«В решении по сносу говорилось, что наше жилье будет оцениваться по рыночной стоимости. Однако нам установили намного меньшую цену, а пристроенные на свои средства комнаты и кухню оценили и того ниже за четверть стоимости», говорит жительница улицы Носира Мамлакат.

50 из 75 владельцев домов по улицам Носира и Толстого в феврале этого года написали жалобу в столичную мэрию. «Мы не можем согласиться с ценами на нашу недвижимую собственность. Комиссия провела необъективную оценку, не учитывая фактическую площадь частных домовладений», отметили жители, предложив создать новую комиссию с включением в нее владельцев жилья и сделать переоценку.

Для решения многочисленных вопросов, связанных с предстоящим сносом, был создан штаб, который расположился в центре выселяемого района. По субботам там проходит прием жителей, на котором присутствуют представители хукумата (администрации. Прим. «Ферганы») и оценочной комиссии. После проведения общего собрания властей и жителей последним пообещали поднять цену до $650 за метр. Однако и эта цена не всех устраивает. Кроме того, переселенцы считают, что комиссия занижает фактическую площадь жилых помещений.

«В моем доме, кроме меня, проживает трое моих женатых сыновей и семеро внуков, то есть три семьи всего 14 человек. Мы живем в семи комнатах, жилплощадь составляет около 120 метров, а нам засчитывают всего лишь три комнаты площадью 62 метра и по $520 за квадрат. Получается всего лишь $32 тысячи. Разве мы сможем на эту сумму приобрести жилье для нашей большой семьи?» возмущается жительница улицы Рахимзода Мукаддас (отметим, что за $32 тысячи в Душанбе можно приобрести однокомнатную квартиру или малогабаритную двушку на окраине).

Тут стоит пояснить, что особенностью семейного уклада в Таджикистане является проживание в одном хавли (частный дом со двором. Прим. «Ферганы») трех, а иногда и более поколений – родителей, их взрослых детей, внуков и правнуков. Это обусловлено патриархальными традициями, а из-за материальных сложностей, которые испытывает большинство таджикских семей, такое положение почти невозможно изменить.

При увеличении семьи пристраивают к дому или ставят во дворе дополнительные комнаты пусть небольшие, но это отдельное жилье, у каждого свой угол. Зачастую жилплощадь увеличивается в два раза и более. Поэтому большая часть переселенцев отказывается от переезда в многоэтажки, где им предлагают одну квартиру на весь большой клан. Кроме того, при выделении новой жилплощади не учитываются многочисленные пристройки, которые возводились самовольно, без официальных разрешений.

Ворота одного из сносимых домов. Фото "Ферганы"

«Жильем признается помещение, на которое имеются юридические документы: разрешение на строительство, легализация 2008 года и решение хукумата. Тем не менее мы все же оплачиваем постройки, возведенные без разрешения, жилые комнаты, кухни, гаражи, сараи, мастерские, курятники, подвалы и даже навесы. Компенсация составляет 30-50% от стоимости основного жилья, то есть $200-250 за квадратный метр», пояснил «Фергане» пожелавший остаться неназванным член оценочной комиссии.

Он подсчитал, что в случае Мукаддас итоговая сумма компенсации вместе с выплатами за недокументированные постройки составит около $50 тысяч, и этого, по мнению чиновника, вполне достаточно для приобретения другого хавли. Между тем купить участок неподалеку не представляется возможным в центре Душанбе и прилегающих к нему районах земля не продается, вскоре тут будет снесена вся частная застройка, которую заменят многоэтажки. Земельные участки можно приобрести только на окраине столицы и за ее пределами, но привыкших жить в центральной части горожан это не устраивает.

«Еще в 2015 году при сносе домов в других местах мы предлагали людям земельные участки на Восточных холмах, однако ни один житель не согласился на это. Поэтому сейчас мы предлагаем денежную компенсацию или квартиры в новостройках, конкретно – в новом доме напротив Мединститута», сказал представитель хукумата столичного района Сино.

Восточные холмы – это окраина Душанбе, где практически отсутствуют централизованное водоснабжение, асфальтированные дороги, а местами и электроснабжение. К тому же там преобладают лессовые просадочные грунты, на которых строить рискованно, поэтому совсем не удивительно, что желающих переехать туда из центра столицы нет.

«Мне 62 года, я всю жизнь прожила в своем доме, доставшемся мне от родителей. Тяжело терять дом в родном районе сразу возникло столько проблем, я не знаю, как их решить», говорит Мукаддас.

В итоге оценочная комиссия пошла навстречу Мукаддас и предложила ей трехкомнатную квартиру в новостройке площадью 120 квадратных метров. Казалось бы, равноценная жилплощадь, но этот вариант для ее семьи не подходит.

«Как разместить в одной квартире 4 семьи? Нас 14 человек. Значит, нам надо выбирать между трехкомнатной квартирой и деньгами, которых едва хватит на небольшой участок с маленьким домиком на окраине Душанбе», жалуется женщина.

Здание штаба по переселению. Фото "Ферганы"

Богатым дают больше?

И это проблема не только Мукаддас, но и большинства семей, чьи дома сносятся. Тем, кто опасается спорить с властями, боясь усугубить свою ситуацию, и соглашается на предлагаемые расценки, не остается ничего другого, как переселиться на окраину города, приобретя жилье на вторичном рынке. Жильцы сетуют, что чиновники не учитывают реальное количество живущих в одном доме (хавли) людей. На вопрос о том, сколько всего человек проживает в выселяемом районе, один из членов оценочной комиссии ответил: «Нас это не интересует, для нас имеют значение лишь жилплощадь и соответствующие документы».

По субботам в штаб выстраивается большая очередь, и почти каждый из жильцов выходит после приема расстроенный или возмущенный. Некоторые говорят, что будут писать жалобу столичному мэру Рустаму Эмомали, сыну президента Таджикистана. Многие горожане верят в справедливость молодого управленца.

Приходящие в штаб жители сносимых домов также возмущаются разной оценкой их жилья: кому-то дают больше, другим меньше. «Было два собрания, где сообщалось, что цена за квадрат установлена в размере $650. А комиссия посчитала нам всего лишь по $520. Почему нас обманывают?» говорит мужчина средних лет.

Член оценочной комиссии в свою очередь поясняет, что никакого обмана тут нет: «Да, претензий было много, и комиссия решила разделить жилье на две категории: благоустроенное и барачного типа. Первое оценивается по $650-700 за метр, второе по $520».

Получается, что старые дома оцениваются дешевле, чем новые, с современной отделкой. Но люди негодуют: «Бедных всюду ущемляют. После сноса наше положение еще больше ухудшится, а богачи свое получат и не пропадут».

Предназначенный к сносу особняк. Фото "Ферганы"

Однако недоволен и владелец двухэтажного особняка: «Мой дом оценен из расчета в $700 за метр. Считаю это заниженной ценой, потому что вложено в него было больше, но спорить бесполезно. Я получил компенсацию в миллион сомони ($105 тысяч) и смогу купить себе другой дом. Может быть, хватит и на недорогую квартиру, чтобы отселить родственников».

Соглашаются на предложенную компенсацию обычно маленькие семьи, которым не нужно думать, как разместить большое количество людей в одной квартире. «25 жителей улиц Носири, Толстого, Рахимзода уже получили денежные компенсации и выехали из своих домов, еще шесть семей выбрали квартиры», сообщил сотрудник хукумата района Сино.

В администрации уверяют, что они гуманно относятся к малоимущим, проживающим на крохотной жилплощади. «Зачастую люди после развода или по другим причинам делят жилье и получают всего по 10-12 метров. Компенсация не позволит им приобрести другое жилье. Поэтому всем жителям, жилплощадь которых оценивается менее чем в 200 тысяч сомони ($21 тыс.), мы выплачиваем 300 тысяч сомони ($31,7 тыс.)».

В соответствии с Жилищным кодексом Таджикистана снос жилых домов для госнужд должен производиться только после предоставления равноценного жилья или денежной компенсации их собственникам. Однако нередко власти форсируют выселение, игнорируя интересы жителей. Их извещают о предстоящем сносе, когда решение уже вынесено и сроки обозначены, и почти сразу после этого являются представители районной администрации и начинают торопить людей покидать свои дома.

Противостоять их давлению крайне сложно. Многие вынуждены соглашаться на не всегда выгодные условия, предлагаемые властями и застройщиками. Другие обращаются в правозащитные организации. Одна их них «Независимый центр по защите прав человека», услуги которого в последние годы стали весьма востребованными. Так, за 2018 год в эту общественную организацию по вопросам принудительного выселения и предоставления неравноценного жилья обратилось более 300 граждан.

«Мы разъясняем жителям их права, подсказываем, каким образом необходимо действовать, оставаясь в правовом русле, участвуем во встречах жителей с ответственными лицами, Во многих случаях жильцы и застройщики приходят к взаимному согласию без обращения в суд», говорит юрист этой организации Абдурахмон Шарипов. Он отметил, что в случае с махаллей Ахрори переговоры районных властей и жильцов продолжаются, и насильственного сноса домов пока не происходит.

Новый дом на проспекте Рудаки. Фото "Ферганы"

Зачистка от старожилов

В далекие двадцатые годы, когда столица Таджикистана только создавалась, вдоль главных улиц нового города, ныне называемых «протокольными», размещались больницы, поликлиники, высшие и средние учебные заведения, жилые дома. Сегодня на их местах расположились высотки с бизнес-центрами и торговыми комплексами, фешенебельные гостиницы, административные здания, скверы и парки.

Столичные старожилы не без досады говорят, что власти планомерно «зачищают» от них центр Душанбе, возводя там броские, поражающие своим величием и монументальностью, но довольно бесполезные объекты, а также правительственные комплексы и госучреждения. Ярким примером служит городская резиденция правительства. Ранее это были дачи Совмина, перешедшие во владения главы государства. Однако со временем территориальные притязания руководства страны стали расти. В 2010 году требование о переезде получил российский военный госпиталь, располагавшийся с южной стороны правительственной зоны. В годы Великой Отечественной войны в нем располагался эвакогоспиталь, а в 1979-1989 годы здесь лечились советские солдаты, получившие ранения в Афганистане. В середине 2011 года он был перенесен на территорию 201-й Российской военной базы, дислоцирующейся на окраине города. Стены госпиталя до сих пор видны из-за высокого забора правительственной резиденции, однако что внутри здания — неизвестно.

В 2017-2018 годах были снесены кинотеатр «8 марта» и около 300 жилых домов по улицам Гани Абдулло и Шахобова, которые также примыкают к правительственной резиденции. Эта территория почти два года лежит в руинах, но уже за забором. А раньше здесь жили многие известные писатели, поэты, актеры, режиссеры, художники. По утверждению чиновников из администрации района Сино, бывшие жильцы этого квартала переселены в новостройки, в частности в высотный дом по улице Бехзода.

Пустырь на месте снесенных домов на улице Гани Абдулло. Фото "Ферганы"

В том же 2017 году были снесены здания медицинского и художественного колледжей, детской больницы, расположенные напротив правительственной резиденции. На освободившемся месте был создан очередной парк – имени Ахмада Дониша площадью 4 га. Некогда любимое место отдыха душанбинцев чайхана «Саодат» на главном проспекте Рудаки обнесена решетчатым забором и тоже включена в правительственную зону.

В планах снос крупного квартала, расположенного севернее этой зоны. В советское время там были частные дома научной интеллигенции Таджикистана — людям создавали условия для плодотворной работы. Теперь жильцам выдано предписание готовиться к переезду. Жители квартала пытались протестовать, писали письма президенту, прося сохранить этот район, но вряд ли власти откажутся от своих намерений.

В предыдущие годы из центра города также были выселены жители частной застройки, располагавшейся за зданиями городской администрации и парламента страны. Всю эту территорию забрал под себя огромный строящийся на проспекте Рудаки парламентский комплекс.

Недавно из неофициальных источников стало известно о предстоящем сносе махалли «Карамишкор», расположенной к юго-западу от главного проспекта столицы. Планы те же – заменить частные дома, мелкие кафешки, аптеки, магазинчики по улицам Лермонтова и Каххарова на сверкающие высотки и здания госучреждений.

Вероятно, скоро в центре Душанбе будут располагаться только огромные парки, правительственные комплексы и резиденции, госучреждения и высотки для обеспеченных людей. Простой же народ будет ходить туда по праздникам, а проживать на окраинах.

Мирали Холмурод
  • Молодежь Кыргызстана открыто требует от «стариков» передать ей власть

  • Пока разношерстные политики в Кыргызстане борются за власть, граждане защищаются от погромов и помогают друг другу

  • Киргизский политик Феликс Кулов объясняет причины «октябрьской революции» и дает советы власти

  • Кто победит в Кыргызстане: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?